Борису Волынову — 85 лет!

18 декабря 2019

Борис Валентинович Волынов — космонавт первого, гагаринского набора. Он появился в Звёздном в марте 1960 года.

На счету дважды Героя Советского Союза Бориса Волынова два полёта в космос: в 1969 году — на космическом корабле «Союз-5» и в 1976 году — на космическом корабле «Союз-21» и космической станции «Салют-5». Всего отработал в космосе более пятидесяти суток. Он участник первой в мире пилотируемой стыковки двух кораблей, которая состоялась в январе 1969 года. Эта экспедиция завершилась для Бориса Волынова аварийным баллистическим спуском, поэтому его по состоянию здоровья отстранили от полётов. Однако, проявив настойчивость, он сумел добиться восстановления в отряде, в котором прослужил 30 лет, что является абсолютным мировым рекордом. 

Борис Валентинович Волынов — кавалер двух орденов Ленина, орденов Красной Звезды, «За заслуги перед Отечеством» IV степени, Дружбы, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР», награждён многими медалями, а также является лауреатом Премии Правительства Российской Федерации имени Юрия Гагарина в области космической деятельности 2011 года.

Космонавт и его супруга, доктор технических наук, академик Нью-Йоркской академии, автор книги воспоминаний о первом отряде «Космос. Плеяда первых» Тамара Фёдоровна по сей день живут в Звёздном городке. Борис Волынов воспитал сына и дочь, а сегодня у него подрастают внуки. Космическая семья Волыновых — большие друзья Музея космонавтики. В день рождения космонавта мы собрали его «правила жизни», в которых Борис Волынов рассказывает о себе, друзьях, работе и любви.

С днём рождения, дорогой Борис Валентинович!

Я родился в Иркутске и очень люблю этот город. В космосе я выбрал себе позывной «Байкал», он будет со мной до конца моих дней.

  • В нашем классе на стене висел плакат с портретом Анатолия Серова, героя испанской войны, лётчика. Поскольку в годы Великой Отечественной все мечтали стать героями, я начал много читать об авиации. Но, честно говоря, не думал, что меня возьмут. Мне тогда казалось, что лётчики — это люди из других миров. Простому мальчишке казалось нереальным овладеть крылатой профессией.
  • Я спортом занимался: гимнастика, атлетика, стометровки, эстафета 4х100 — четыре раза не по сто грамм водки, а по сто метров. В те годы очень модна была комбинация "кольца в каче": человек берётся за кольца, его толкают только один раз, а дальше он сам раскачивается, а потом в "мёртвой" точке отпускает, делает сальто и приземляется на ноги. Очень любили это дело. А девчонкам как нравилось! Так я в первый раз немного прикоснулся к воздуху.

  • Я подумал — ведь мы, иркутяне, умеем рисковать, не правда ли? И решил поступать в лётное. Мать была против моего выбора — врач-хирург, она работала в госпитале и прекрасно знала, что такое профессия лётчика. Мне было семнадцать, и я всё же поехал поступать по комсомольской путевке. Военные пытались уговорить меня пойти в элиту авиации и стать штурманом. И в личном деле уже записали: «В штурманское училище». Долго со мной боролись, а потом я сказал: «Ну и ладно, я ухожу — и иду в горный институт, надоели вы мне». Тогда они испугались, у меня на глазах стёрли слово "штурманское" и написали "лётное". Говорю же — упёртый я. Иркутянин.
  • Я и не мечтал стать космонавтом, гордился тем, что я лётчик, сталинский сокол. Однажды меня срочно вызвали к командиру полка. Такой вызов означал только одно из двух — взбучку или благодарность. Но на этот раз не было ни того, ни другого. Захожу, а в комнате сидит представитель особого отдела. Всё очень таинственно. Подписываю документ о "неразглашении". Теперь — в кабинет к командиру. А там вместо него сидит подполковник-медик. Беседа — тоже таинственная, полунамёками. Дескать, если изъявлю желание летать на технике, более совершенной, чем самолёты, на больших скоростях и высотах, то со мной готовы вести беседу дальше. Риск для жизни — есть... Не говорите сразу "да" или "нет", посоветуйтесь с семьёй и друзьями. Тут я не выдержал. Как же, говорю, с семьёй посоветоваться, если я только что дал подписку о неразглашении. Медик улыбнулся, я тоже. И ответил согласием. А месяца через полтора пришёл вызов в Москву на медкомиссию.
  • Вспоминаю наш первый отряд космонавтов из 20-ти человек. Так сложилась жизнь, тогда не было подобных примеров в мире. Мы все были лётчики-испытатели, в том числе Юра Гагарин, такая система была создана Сергеем Королёвым. Основным контингентом в космонавтике являлась авиация, сейчас всё изменилось. В космонавты берут одних инженеров. Я считаю, это неправильно. Боевой лётчик, лётчик-истребитель — это готовый кандидат на командира космического корабля.
  • Человек должен управлять космическим кораблём сам, один. Должен принять самое лучшее решение из всех решений, которые приходят в голову. Это должно быть, иначе невозможно. К полёту нужно готовиться, начиная с 18 лет.

  • Я понимал, что жить осталось не так много. В бортовой журнал записывал самое главное. Когда вошёл в плотные слои, в иллюминаторе увидел огненные струи. Мне казалось, что они уже и между стеклами. В кабине запахло дымом (как потом выяснилось, горела уплотнительная резина на крышке люка). Кабина наполнялась гарью. Паники у меня не было, голова была ясная, но жить очень хотелось.

Что чувствовал в тот момент? Две мысли было: «Я не хочу умирать» и «Работа важнее, это бесценный опыт».

  • Мне повезло только в одном: нагрелись баки со стартовым топливом (в приборно-агрегатном отсеке). От этого получился взрыв. И вот эти три тонны спускаемого аппарата, плюс ещё солнечные батареи — всё это отлетело, слава Богу. Спускаемый аппарат начал ещё больше крутиться. И крутился как? Голова — ноги. Поэтому перегрузки тоже были. Металл на твоих глазах становится мягким, как тряпочка. Потом — жидкая фаза и газообразная. Все антенны сгорели. Всё я это описал. Потом листочки я сунул под кресло. Но они не уцелели, конечно. Ещё повезло, что открылся парашют. Но спускаемый аппарат три тонны весил, и он крутился, значит, мог начать закручивать стропы. Но этого не произошло.
  • Полёт закончился грубой посадкой. Но я остался живой. Удар был очень сильный. Я был в ложементе, а в ложементе я и [Владимир] Комаров готовились довольно продолжительное время. И качественно, я бы сказал, с умом. Но во время посадки был настолько жёсткий удар, что магнитофон оторвало, и он как снаряд мимо моих ног пролетел в днище и здорово ударился. Но, слава Богу, запись на проволочке осталась цела вся. Когда меня привезли в госпиталь Бурденко, я не мог есть, меня уговорили меньше говорить. Но доклад я сделал обязательно. Но зубы-то болтались. Я питался только через трубочку: соки, бульон. Десять дней так было. В госпитале было отделение челюстно-лицевой хирургии. Попался очень хороший человек, который возглавлял это отделение, он был с большим опытом. Он посмотрел и сказал: «всё ясно». Общий наркоз и диагноз: перелом корней зубов верхней челюсти. Сделали общий наркоз. Отрезали десну, убрали все обломки. Месяц лечения зубов. Все медицинские дела сделали, и, естественно, в этом году мне не разрешили летать. Потом всё доделывали, хлопот хватало. Но, тем не менее, в конце этого года я уже прыгал с парашютом как инструктор. Я инструктор десантный давно уже.
  • Поскольку приземлился я в 600 километрах от планового места посадки, искали меня довольно долго, пока я грелся возле раскаленного спускаемого аппарата в заснеженной казахской степи при температуре минус 38 градусов. Обнаружил меня случайно пролетавший надо мной рейсовый пассажирский самолёт и передал поисковикам мои координаты.

Когда трое солдатиков и старший лейтенант меня нашли, первым делом спросил у них: «Я не седой?» Почему-то думал, что я должен быть обязательно седым после пережитого. «Нет, не седой», — отвечают.

  • В космосе я увидел бесконечность. Я когда летал на станцию, там было что посмотреть. Мы многое видели. Есть мёртвые города в Африке. Сохранились здания, а жизни нет. Ни травы, ни воды. Целый город, я их два видел. Из космоса всё хорошо видно. Еще различал океаны по цвету воды. Пролетая над Южной Америкой, видел берега сразу двух океанов одновременно. Это здорово, очень много приятных вещей.
  • Большая часть нашей планеты не приспособлена для жизни. Таких участков много. Приятно было увидеть места, где можно жить. Появляется хорошее настроение, хочется жить дальше. Кругом очень много воды, океаны с разными характерами. Это природа, в которой существует наша планета. Земля несётся по орбите по своей траектории и имеет достаточно большую скорость.
  • Помню еще случай, был у иллюминатора, когда летал на станцию. Смотрел, искал звёзды. Вдруг рядом с иллюминатором пролетел необработанный кусок скалы, булыжник с человеческую голову. Он шел навстречу мне с огромной скоростью. Я даже испугаться не успел. После этого двое суток не спал.

У каждого человека с рождения развит инстинкт самосохранения. Все боятся, но этим чувством нужно уметь управлять. Тогда всё получится.

  • Время ставит своё ударение. Сегодня молодые космонавты даже мыслят по-другому. Например, мы рвались получить жильё, чтобы было рядом с Центром подготовки, чтобы времени даже на перекур не было. У космонавтов ведь нерегламентированный рабочий день. А сейчас многие в отряде (космонавтов) хотят получить квартиры в Москве. Мы думали о работе в основном, а они сейчас думают, как мне кажется, в основном о себе. Может они, конечно, правы…
  • Чувствуется какая-то неорганизованность. Раньше у каждого космонавта была персональная ответственность за порученное дело. Сейчас её не существует. Можно по-разному поступить, я считаю, это не верно. Жаль, что сегодня совсем другое отношение ко Дню космонавтики. Раньше обязательно торжественное мероприятие было, концерт в Кремлёвском дворце. А сейчас это иногда спускается на тормозах, мол, некогда и так далее.

  • Как сейчас поддерживаю свою физическую форму? С женою борюсь (смеётся). Мы с Тамарой Федоровной вместе уже 62 года! Вот вам и закалка. Спортом сейчас, если честно, некогда заниматься, хотя всё для этого есть. Я всю жизнь спортом занимался, может это и помогло выжить в сложных условиях.

По материалам Роскосмоса, Восточно-Сибирской правды, ТК «Звезда», Иркутского землячества «Байкал», газет «Копейка» и «Московский комсомолец», сайтов Вестник.ком, Иркутск-медиа и Факты.уа.